Александровский муниципальный округ Бардымский муниципальный округ Березовский муниципальный округ Большесосновский муниципальный район Верещагинский городской округ Гайнский муниципальный округ Горнозаводский городской округ Город Березники Город Кунгур Город Пермь Городской округ "Город Кизел" Городской округ "Город Кудымкар" Гремячинский городской округ Губахинский городской округ Добрянский городской округ Еловский муниципальный округ ЗАТО Звездный Ильинский городской округ Карагайский муниципальный округ Кишертский муниципальный округ Косинский муниципальный округ Кочевский муниципальный округ Красновишерский городской округ Краснокамский городской округ Кудымкарский муниципальный округ Куединский муниципальный округ Кунгурский муниципальный район Лысьвенский городской округ Нытвенский городской округ Октябрьский городской округ Ординский муниципальный округ Осинский городской округ Оханский городской округ Очерский городской округ Пермский муниципальный район Сивинский муниципальный округ Соликамский городской округ Суксунский городской округ Уинский муниципальный округ Чайковский городской округ Частинский муниципальный округ Чердынский городской округ Чернушинский городской округ Чусовской городской округ Юрлинский муниципальный округ Юсьвинский муниципальный округ
Вернуться к списку
Правоохранительные органы
Вся его жизнь была борьбой
Вся его жизнь была борьбой

Жил в Чусовом, на ул. Сивкова удивительный человек – единственный в нашем городе ветеран Великой Отечественной войны из органов внутренних дел. Это был Никон Михайлович Щербинин.

Большая часть его жизненного пути проходила в борьбе. С фашистскими захватчиками и с преступностью, со всеми тяготами, лишениями и невзгодами, которые преподнесла ему судьба. Свидетель советской эпохи, честно и преданно служивший нашей Родине на любом доверенном ему посту.
Никон Михайлович Щербинин родился 27 декабря 1923 года в деревне Шаталовка, Оренбургской области, в армию был призван в 1942 году в войска противотанковой артиллерии. Воевал на Курской дуге, участвовал в Кишиневской битве и форсировании Днепра, освобождал Румынию, Венгрию и Чехословакию. После войны, вплоть до 1947 года, служил в Азербайджане. Жизнь его сложилась так, что после демобилизации в 1948 году Никон Михайлович переехал в Гремячинск. А с 1950 года начинается новый этап в жизни Щербинина: он был принят в милицию на должность оперуполномоченного. Прошел обучение в Елабужской школе милиции. Получив звание лейтенанта, служил старшим инспектором ОБХСС. Закончил работу в милиции в звании капитана, в должности старшего инспектора ОБХСС.
Выйдя на пенсию в 1971 году, плотно сотрудничал с органами охраны правопорядка еще около 15 лет.

Каждый год сотрудники полиции навещали Никона Михайловича, и каждый раз их ждал интересный разговор. Всегда радушно встречавшие нас хозяева квартиры Никон Михайлович и его жена Клавдия Егоровна, охотно общались с нами.
К сожалению, в 2018 году Никона Михайловича не стало, и вместе с ним для отдела внутренних дел оборвалась невидимая связь между поколениями, теми героями, которые участвовали в Великой Отечественной войне и служили в милиции, и нами – современным поколением. Вот одно из последний интервью, которое дал Никон Михайлович.

- Наша семья жила в деревне. Семеро нас детей было, я - старший. Жили бедно. Я с 10 лет начал работать в колхозе. Мы тогда снопы и сено возили… «С колхоза» и призвали на фронт. Нас, молодых ребят из большой деревни, человек 30 сразу призвали.  А вернулось с войны всего четыре человека, двое из которых ранеными. Остальные остались «там». Парни 21-го, 22-го и 23-го годов призыва «попали в самые бои», все остались «там». 27 миллионов погибших наших людей – это ведь целое государство. Мой отец и младший брат Алексей погибли на войне. 9 марта 42-го года меня призвали под Воронеж, попал в стрелковый полк. Оттуда направили в истребительный противотанковый артиллерийский дивизион. Сначала воевал я под Воронежем, потом - в Харькове, на Днепре, в Румынии, Венгрии. Закончил я войну в Чехословакии.
- Выходит, вы в самом пекле были и всё время на передовой? Страшно, наверное?
- Конечно. Всё время на передовой. Из земли не вылезали, всё окапывались. Пушки свои закапывали. Конечно, всегда страшно. Помню тяжёлые переправы через Днепр, Днестр.  Постоянно - обстрел, бомбёжки. Мы переправлялись прямо под огнём противника. Молодые были, привыкли.
- Разве к этому можно привыкнуть?
- Можно. Под обстрелом спали даже, в окопах. По году домов не видели, не спали под крышей...
- Сложно вспоминать войну?
- Нет. Просто она забывается. Во сне её вижу. Часто. Война – это плохо. Помню, как мы в окопах грязные ползали, когда дожди шли. Проснёшься, а в руках вода. Бывало, что голодали на войне, а вот дедовщины тогда не было, не обижали солдат. Насчёт еды… Помню, когда развели все мосты, по железной дороге поезда не ходили, никто провизию не доставлял. Искали, что поесть. Где-то пшеницу найдём и тогда жарим, едим. Ведь где фронт – там населения нет, эвакуируют всех. Чтобы ловить и есть кошек и собак – до этого не доходило. День, два, три там поголодаем, а потом всё с провизией становилось нормально.
- А вы помните свой первый бой?
- Под Харьковом это было. Отступали тогда наши. Немец прорвал оборону и до Воронежа наших гнал, на том рубеже и остановилась Красная Армия. Больше никуда мы не отступали. Потом Воронеж наши взяли, дальше – Сталинград, и потом на Запад пошли, пошли, пошли… В Сталинграде я не воевал, а участвовал в битве на Курской дуге, в июне 43-го. Помню, недалеко от Воронежа, на станции Костома, наши части окружили противника, взяли в плен 11 тысяч немцев и пошли дальше. Это ведь немало. В Сталинграде так вообще 300 тысяч гитлеровцев в плен взяли.
- А где Победу встретили?
- В Чехословакии, в городе Зрудь. Там, где была большая обувная фабрика. С одной стороны скот сгоняют, а с другой выпускаются готовые туфли… О победе объявили по радио тут же, когда знамя над рейхстагом подняли. Война закончилась 9 мая, а мы воевали ещё до 15-го. Немцы в большие горы ушли, их вылавливали, а они с ранцевыми миномётами сопротивлялись и кое-кого из наших поубивало. Ещё прятались они в горах, убегали от нас и сдавались американцам. Вот таких вылавливали и наших много тогда погибло. Брали в плен немцев с ранцевыми миномётами.
- Просто в плен брали? Не расстреливали? А то, может, от злости и ненависти их убивали?
- Всякое было. Конечно, если враг сдаётся, его же не будешь расстреливать. А вот если бежит «где-то там», то расстреливали. Пленных не убивали, они у нас потом работали. В Куйбышеве таких много было…
- Никон Михайлович, а за войну какие награды вы получили?
- Орден Красной Звезды мне дали за Курскую дугу. Медаль «За отвагу» - за битву на Днепре. Ещё была одна медаль «За отвагу». Орден «Отечественной войны» после Победы вручили.
- А как сложилась жизнь потом?
- После войны служил в Азербайджане, потом завербовался на Урал охранять заключённых в Гремячинске. Осенью 1948-го я попал в милицию. В армии много служил, 5 лет с лишним, в артиллерийских войсках. Когда демобилизовался - в родной деревне работал год-полтора, потом поехал работать в Саратов. Вот там я через полгода завербовался на работу на Урал, в Гремячинск. Приехал в Гремячинск, а тут пришли военные, им надо людей заключённых охранять. Два года охранял тут, потом – в Березниках. Потом уехал учиться в Елабугу. Где-то в 1952-ом году, из Елабуги я лейтенантом в Чусовой прибыл. Стал здесь в милиции работать, инспектором ОБХСС, и в ОВД до пенсии служил. На пенсии с 1970 года, но я после этого связь с «органами» не потерял, а тесно сотрудничал с ними.
- А из службы в милиции, что вспоминается всех больше?
- Как спекулянтов ловили.
- И много поймали?
- Штук тысячу, наверное (улыбается). Тогда был закон, что за первый раз 10-15 суток давали, а когда он много раз попадался, сажали. Интересно мне было, когда поймали одну женщину-мошенницу. Она продавала порошок от беременности, который делала из трухлявых пней. Сушила, дробила, раскладывала в пакетики и продавала (смеётся) их в Чусовом, в Гремячинске, в Губахе, в других ближних городах. Вычислили преступницу после того как стали беременеть женщины, без мужиков которые, и начали на неё жаловаться. Ну, мы поймали её. Отправили в Пермь на экспертизу тот порошок. Фактуру собрали, свидетелей много нашли, экспертизу устроили. Эксперты ответили, что тот порошок – это гнилое дерево. Ей пять лет присудили.
- А фальшивомонетчиков тоже ловили?
- Было дело. Жили умельцы подделывать ценные бумаги. Например, один такой подделывал номера на облигациях государственного займа, чтобы потом можно было выиграть деньги…
… Никон Михайлович, отвечая на наши вопросы, рассказал много интересного. О том, как когда-то пьяных на «лошадных» телегах возили, о своих первых сослуживцах. Как однажды выявили факт аферы работников кирпичного завода, которые во главе с директором получали зарплату за мёртвые души. Как ходил он на милицейские дежурства, как ловил беглых заключённых и другие любопытные факты из своей трудовой биографии. Много разных ценных подарков и поощрений заслужил «Отличник советской милиции» Никон Щербинин, потому что был честен, не ленив, старателен. А после того, как ушёл на заслуженный отдых, появилось время заниматься и подсобным хозяйством. На садовой даче вместе с женой они разводили пчёл (17 семей держали) да овощи выращивали.

В последние годы со здоровьем у Никона Михайловича было не очень хорошо, ему трудно стало ходить, но 9 мая он всегда пел песни Победы и смотрел военный парад. Он героически воевал в Великую Отечественную, честно прослужил в милиции 21 год и пять месяцев, а милицейская фуражка всю жизнь висела на крючке в прихожей квартиры Никона Михайловича.

Станислав Ярдаев, Надежда Иванова
Когда

6 мая 2022, 17:03